Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-68 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
Регионы (вся Россия, добавочный обязательно):
8 (800) 500-27-29 (доб. 565, бесплатно)
Правовые документы
Назад

Эмоции в преступления это

Опубликовано: 22.05.2020
Время на чтение: 3 мин
0
1

Понятие, признаки и виды эмоций

Субъективная сторона преступления - как составная часть основания уголовной ответственности — всегда была одной из наиболее дискуссионных и важных правовых проблем. Отсутствие субъективной стороны преступления означает и отсутствие состава преступления в целом; она представляет собой тот фактор преступного деяния, что предопределяет некую причинную связь между субъектом и объектом1.

В этой связи отметим, что проблема соотношения вины и субъективной стороны преступления, будучи в научной литературе предметом весьма продолжительной дискуссии, до сих пор своего разрешения не находит. Так, некоторые исследователи категорий субъективной стороны преступления и вины рассматривают их как друг другу синонимичные.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Об этом свидетельствует само название некоторых научных работ2 или это понятно из контекста рассуждений ученых3. В целом на вопрос о том, тождественны ли понятия вины и субъективной стороны преступления, отмечается два различных ответа. Отстаивают тезис о том, что вина представляет собой субъективную сторону преступления, что эти понятия совпадают по своему содержанию, такие ученые, как А.А.

Пионтковский, П.С. Дагель, Д.П. Котов, Е.В. Ворошилин, Г.А. Кригер, Б.С. Утевский, Т.В. Церетели, В.М. Чхиквадзе, Р.И. Михеев и др. Однако многие исследователи - М.С. Рашковская, ЯМ. Брайнин, А.И. Рарог, В.Ф. Кириченко, Т.Г. Шавгулидзе и др. - все же считают, что содержание субъективной стороны виной не исчерпывается, а, являясь более емким правовым явлением, включает в себя, наряду с виной, и другие психические процессы: мотив, цель, эмоции (иногда под ними понимается только аффект ).

По нашему мнению, как сущностное и правовое явление субъективная сторона преступления представляет собой не сводимую лишь к вине совокупность взаимосвязанных между собой признаков, отражающих не только внутреннее отношение лица к общественно опасному и уголовно-противоправному деянию, но и его психическое состояние в период подготовки и осуществления последнего.

При этом различным соотношением интеллектуальных и волевых процессов определяются формы вины, а различным соотношением не только интеллектуально-волевых, но и эмоциональных составляющих, различным характером мотивов и целей определяются особенности субъективного отношения лица как к содеянному в целом, так и к отдельным его составляющим (признакам, обстоятельствам деяния).

Подобная целостная совокупность характеризующих субъективную сторону признаков отражает взаимосвязь преступного поведения лица не только со сферой его мышления (с его сознанием и волей), но и с иными психическими состояниями, многомерность которых проявляется в переживаемых эмоциях, в смене мотивов поведения и пр.

Важность выявления всех признаков субъективной стороны преступления отмечается в доктрине уголовного права . Однако остается порой без внимания тот факт, что юридическая значимость субъективной стороны преступления как раз и вытекает именно из полноты учета ее признаков. Действительно, основанием для вменения, квалификации содеянного и определения пределов уголовной ответственности и наказания субъективная сторона преступления становится в силу ее выражения в формах, раскрывающих связь всех процессов психики субъекта.

Позволительно предположить, исходя из вышесказанного, сколь трудно дать определение субъективной стороне преступления; напомним, что законодатель ее дефиниции не выявил. Правоприменитель нередко рассматривает субъективную сторону преступного деяния через "призму" отдельных ее признаков, особенно тех из них, что "представляют интерес" для квалификации (среди них - вина в форме определенного психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию, "специальные" мотив, цель, особое эмоциональное состояние лица).

Например, в качестве обязательного признака преступного деяния, совершенного в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего, учитывается эмоциональное состояние субъекта. Между тем, установление эмоциональных признаков психического отношения лица к совершаемому им преступному деянию важно и в других случаях.

Предлагаем ознакомиться  Как написать автобиографию на работу ‒ полный гайд

Эмоции (от лат. emoveo - "волную", "потрясаю") представляют собой один из обязательных элементов любой поведенческой активности человека, в том числе и преступления. Выступая в форме переживаний, эмоции отражают прежде всего субъективное отношение к тем или иным явлениям окружающей человека действительности.

Уголовное право рассматривает эмоции как особый класс субъективных психологических состояний (реакций на внутренние и (или) внешние воздействия). Исходя из того, что потребность в использовании психологических знаний для уголовного законодательства и его применения признана большинством исследователей1, подобная значимость представляется распространимой также на сферу уголовно-правового регулирования ответственности и наказания за спровоцированные неправомерным или аморальным поведением потерпевшего преступные деяния, совершенные субъектом под влиянием испытываемых им эмоций.

Поиски исследователей, направленные на раскрытие сущности эмоций, сегодня, как и ранее, весьма актуальны. Более 120 лет назад автор одной из первых физиологических теорий эмоций, У. Джеймс, назвал одно из своих исследований: "Что такое эмоция?" . И, несмотря на то, что известны многочисленные попытки советских ученых найти объяснение природы эмоций и их роли в поведении человека, вопрос о том, что такое эмоция, продолжает оставаться открытым.

В целом трудности изучения эмоций определены, на наш взгляд, самой природой этого явления. В этой связи полагаем: чтобы изучить юридическую значимость эмоциональных состояний, необходимо очертить границы психического феномена "эмоциональное состояние" и рассмотреть его через "призму" законодательной базы.

В научной литературе эмоции чаще всего раскрываются через понятие "переживание" - переживание человеком своего личного отношения к действительности; переживание субъективного состояния, возникающего в процессе взаимодействия с окружающим3. Можно утверждать, что это -определение эмоций в широком смысле слова.

Отметим, что позиция, согласно которой эмоции сводятся только к физиологическим состояниям (реакциям) организма4, представляется слишком категоричной. "Спектр" явлений, относящихся к эмоциональной сфере, более широк: охватывает он и стабильные, опосредованные речью, "самостоятельные" яркие эмоции, и их непроизвольные проявления.

Однако при тесной практической взаимосвязи чувств и эмоций необходимо их различать. Эмоции -это психический процесс импульсивной регуляции поведения, основанный "на чувственном отражении значимости внешних воздействий"5. Так, оказавшись вблизи пропасти, мы испытываем эмоцию страха. Под влиянием этого опасения мы отходим в безопасную зону.

Субъективное отношение в предметам и явлениям отражают и чувства. Однако, будучи эмоциями высшими, подлинно человеческими, чувства связаны с удовлетворением социально выработанных потребностей. По мере становления индивидуума как личности у него формируются чувства долга, любви, товарищества, любознательности, стыда и т.д.

В механизме преступного деяния эмоции играют различную роль. Прежде всего, они выступают фоном всех протекающих в психике человека процессов -правовая их значимость при этом нейтральна. В иных случаях эмоции, будучи закрепленными в законе при конструировании специальных составов преступлений, выступают движущими субъектом побуждениями (мотивами).

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Предлагаем ознакомиться  Как правильно составить брачный договор между супругами образец и важные нюансы

Например, по признаку мести за государственную или политическую деятельность ее осуществляющего лица, выделяется специальный состав посягательства на жизнь (убийства) - террористический акт (ст. 277 УК РФ1). Аналогично сконструированы и другие специальные составы (ст. 295, 317 УК). Часто законодатель связывает усиление наказания с "эмоциями-мотивами", определяемыми как квалифицирующие признаки.

Так, согласно внесенным в 2002 г. в Уголовный кодекс РФ изменениям2, квалифицирующим признаком создания экстремистского сообщества для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности назван мотив ненависти либо вражды (ч. 1 ст. 282 УК). Отметим, что подобным указанному мотивам -чувствам "сильной злобы", "сильнейшей, иногда доходящей до аффекта, неприязни"3 - значение признаков, квалифицирующих ответственность и наказание, придано в различных нормах уголовного закона (п."л" ч. 2 ст. 105; п."е" ч. 2 ст. 111; п."е" ч. 2 ст. 112; п."б" ч. 2 ст. 244 УК).

В рамках конкретизации предписаний ч. З ст. 60 УК (о принципиальном установлении по делу всех влияющих на наказание обстоятельств) приобретают свою значимость побудившие виновного к совершению преступного деяния чувства ненависти, мести. Будучи закрепленными в п."е" ч. 1 ст. 63 УК как отягчающие обстоятельства, указанные чувства негативно характеризуют виновного в совершении преступления, определяя, тем самым, право суда усилить наказание.

В тех же случаях, когда будет установлено, что совершение преступления в какой-то мере опосредовано эмоциями, под влияние которых попал виновный, данное обстоятельство (опять же, по усмотрению суда) может быть учтено, напротив, при смягчении наказания, в рамках ст. 61 УК. Например, состояние тревоги, кроме того, что оно играет большую роль в мотивации преступного поведения, иногда прямо выступает в качестве мотива - например, страха под влиянием угрозы или принуждения, либо страха в форме опасения ухудшить свое материальное, служебное или личное положение.

На практике такими "оправдывающими" содеянное эмоциями чаще всего признаются те, которые были вызваны противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Извинительный характер носит сформированное в условиях психотравмирующей ситуации эмоциональное состояние матери новорожденного ребенка (ст. 106 УК).

Развитие представлений об уголовно-правовом значении эмоций в отечественном и зарубежном законодательстве

Интерес к эмоциональным состояниям, в которых оказывается человек и которые во многом определяют его поведение, появился в глубокой древности. Еще в IV веке до нашей эры Гераклитом был подмечен динамичный характер эмоционального состояния; он полагал, что "состояния души" легко могут переходить из одного качества в другое.

Одним из первых упоминаний о специфическом состоянии "души" является идея о состоянии "нирваны", возникшая в древнеиндийской литературе в III - II тысячелетии до нашей эры -задолго до развития эллинистической науки. Представители последней, в более поздние, конечно, исторические периоды либо заверяли, что "состояния души" индетерминированы, беспричинны (среди них — Сократ, Платон и их последователи), либо считали, что эмоциональные состояния как состояния души человека прежде всего обусловлены воздействием факторов - и внешних, и внутренних;

Предлагаем ознакомиться  Образец приказа о частичной занятости рб

назовем здесь имена Алкмеона, Эмпедокла, Демокрита и др. К этому же времени относятся многочисленные попытки классификации эмоциональных состояний. Стоики, эпикурейцы и перипатетики выделяли состояния страсти, страха, гнева и отдельно - видимо, в силу крайней выраженности - состояние "напряженности пневмы" (души).

Наиболее четкое представление о психических состояниях в то время было у Аристотеля. Его идеи о том, что эмоциональные состояния развиваются под влиянием внешних воздействий, легли в основу последующих предписаний римской школы (представителями которой являются Галин, Плотин, Августин и др.) о том, что совокупность психических феноменов делится на состояния сознания, волевые состояния и психические состояния аффективного характера.

Напомним, что именно на языке римского права "affectus" (affectio) означает "действовать, совершать согласно с чувством". Историк права, профессор Варшавского университета Фелор Дыдынский в своих трудах 1890 г. основным фактором "affectus" называл любое психоэмоциональное проявление, основанное на волевых или чувственных реакциях человека1.

"Никто не догадывается, что человек подчинен своему собственному законодательству..."3. Несомненно, что и сам ученый, и его современники уже были знакомы с более ранними сочинениями Платона, где утверждалось, что душа человека представляет собой соединение трех начал, руководящих всей жизнедеятельностью индивида -начала разумного, вожделеющего и аффективного (яростного).

В российском законодательстве традиция учитывать эмоциональное состояние лица, совершившего преступление, появилась еще во времена Русской Правды6 — первого систематизированного сборника норм писаного и судебно-обычного права, созданного в 1017-1054 гг. В ст. 19 Краткой Правды ("Суд Ярослава Владимировича") была установлена пониженная ответственность за "убийство в обиду".

При этом необходимо отметить отсутствие единства в понимании древнерусского термина "обида". А.А. Зимин, например, считает его синонимом "кровной мести", в то время как А.И. Соболевский указывает, что речь в данном случае идет об убийстве в ответ на действия жертвы1. В последнем случае "убийство в обиду" некоторыми исследователями рассматривается как древнерусский аналог современного преступления, совершенного в состоянии аффекта .

В любом случае уместно говорить о выделении в тексте Русской Правды конкретных терминов, о зарождении даже отдельных уголовно-правовых институтов, в частности, важнейшего института индивидуализации ответственности и наказания3. Так, положение, согласно которому неправомерное поведение потерпевшего обладает уголовно-правовым значением ("Зачинщику - первый кнут"), получил свое отражение в Русской Правде, при закреплении смягчающих наказание обстоятельств.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Средневековые судебники 1497 и 1550 гг.4 не содержали специальных ссылок на эмоциональное состояние лица, совершившего преступление. Особой нормы не было и в Соборном уложении 1649 года5. Следовательно, вопрос об ответственности находил свое решение в рамках общих положений. Например, необходимая оборона при совершении убийства исключала ответственность независимо от ее объективной соразмерности нападению (ст. 199-201 гл. X).

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

А те преступления, которые современное уголовное законодательство расценивает как совершенные в состоянии аффекта, по Соборному уложению могли быть квалифицированы следующим образом: направленные против близких родственников, обычные убийства "с умышления", совершенные в ссоре "не умышлением"; наказанием за них могла быть как беспощадная смертная казнь, так и отдача на поруки после битья кнутом.

,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector